Чейндж
21 Апреля 2009
Мятущаяся душа Дурсунбая Факир оглы наконец-то обретет покой вдали от родных пенат в должности посланника Бешбармакии в теплой и душной стране робких муслимов - Малайке.

Теперь понятно почто сей муж так шумел и негодовал, пешком обойдя с Мотей Нурланом всю Бешбармакию вдоль и поперек, а иногдя даже заглядывая вовнутрь. Цель у него была великая – стать посланником, хучь бы и в Малайке.

Под конец он даже вознамерился стать ханом. И это очень верная стратегия. Если бы он ограничился только пешим ходом, то верно получил бы только должность привратника в посольстве. А так произошел адекватный чейндж: ханство на посланничество.

Бешбармакцы слегка онедоумели по поводу столь скорого, сразу после заявки на ханство, назначения. Человек ведь долго просился в должностные лица, даже требовал, настаивал и делал грозные официальные обращения.. И хоть бы что. Полное было равнодушие к его мечтам и призывам о помощи. А тут так вдруг, так сразу…

«Неужто, испугались его предвыборной потенции?» - качали головой бешбармакцы.
Но тут почему-то вспомнились бородатые и чалмоватые личики друзей Дурсунбая Факир оглы и все понимающе закивали, сделав вид, что им доступны тонкие ходы дипломатических назначений. Пусть уж в Малайку едет,ананасов и кокосов накушается доотвала, да и нам спокойнее. Там ведь тоже муслимов много, что душе Дурсунбая дюже приятно, решили про себя бешбармакцы.

Теперь по логике следует ожидать назначения Моти Нурлана. Учитывая его все заслуги и личные пристрастия, из посла по особым поручениям он мог бы стать посланником в каком-нибудь чеп-черном племени, живущим неподалеку от месторождений угля, нефти ,ну алмазов тоже можно. Ему дали бы какое-нибудь звучное имя, типа, Нурлумбо- Мотумба . Он бы там быстренько ассимилировал все племя, стал его вождем и по древним обычаям племени был бы съеден на склоне лет плачущими женами эбонитового цвета.
<< Архив Моральный кодекс коммуниздийца >>
X
Для размещения комментария авторизуйтесь